Яхт-клуб металлистов в Ленинграде


Спортивная деятельность Яхт-клуба металлистов, проходившая в годы первых пятилеток, является яркой страницей развития парусного спорта в Ленинграде.

Кормовой флаг судов яхт-клуба. Штриховкой показан красный цветКормовой флаг судов яхт-клуба. Штриховкой показан красный цвет

Этот клуб возник в 1926 г. на основе базы военно-морской допризывной подготовки Всевобуча (возглавляемой в свое время известным яхтсменом Н. Людевнгом), располагавшей судами, гаванью и зданиями бывшего до революции Невского яхт-клуба. Затем гавань устроили на острове Декабристов, но открытая для юго-западных и западных ветров, плохо защищенная от волн ее акватория оказалась непригодной. Вот тогда-то и встал вопрос о переезде на Вольный остров ], расположенный в дельте Малой Невы и отделенный широкой протокой от Васильевского острова и острова Декабристов. В наиболее высокой северо-восточной части Вольного острова построили набережную с бонами, летний павильон, такелажный сарай, слип для вытаскивания яхт на площадку зимнего хранения, мачтоподъемный кран и боцманский дом. Под здание яхт-клуба перестроили бывшую спасательную станцию.

В 1928 г. состоялось официальное открытие Яхт-клуба металлистов, а ранней весной был поднят флаг летней навигации. В составе флотилии клуба тогда находилось 17 килевых яхт. Среди них наибольший интерес представляли самая большая в то время ленинградская яхта — флагман «Революция» (вооружение — иол, водоизмещение 26 т, площадь парусности около 200 м2), а также знаменитые гоночные яхты — 6-метрового международного класса — «Китти» и «Стрелка», американского — «Сказка», 7-метрового — «Варяг», 8-метрового — «Норман» и яхты 2-го специального класса. Среди яхт были также 3 килевых ботика, несколько швертботов, ялов-«шестерок» и 30-весельный баркас военного образца. Не пропадало даром и зимнее время — яхт-клуб располагал 17 буерами и лыжной базой.

Клуб объединял тогда 150—200 яхтсменов. В него принимали в основном рабочих и служащих — членов профсоюза металлистов. Уплачивался ежегодный взнос в размере 3 руб.

Управлялся клуб комитетом, состоящим из девяти человек. В его составе долгое время находились известные яхтсмены Б. Дмитриев, М. Егоров, А. Киселев, И. Петров, С. Седов, К. Туз и в последние годы Н. Попов. Первым председателем комитета, который назывался командором, был опытнейший яхтсмен Н. Васильев, в то время ответственный работник морского флота. В 1929 г. командором избрали Б. Сундушникова.

Эмблема — фуражечный знакЭмблема — фуражечный знак

При комитете были организованы комиссии: техническо-аварийная, гоночная, учебная, хозяйственная, культурно-просветительная и ревизионная. Яхт-клуб имел Устав и Правила внутреннего распорядка, свой флаг и вымпел.

Все ремонтные работы (за исключением столярных — самых высококвалифицированных), подъем и спуск судов, поддержание чистоты на территории выполнялись самими яхтсменами. Авральные работы являлись обязательными. Платными работниками были лишь начальник гавани, инструктор учебной части и несколько рабочих-матросов.

Ежегодно организовывались зимние курсы по подготовке капитанов малого плавания. Почти все лекции читали члены клуба. Учебная работа с новичками проводилась по особой программе. Для них были выделены отдельные суда — несколько килевых ботиков, швертботов и «шестерок». Особой популярностью у новичков пользовалось плавание на баркасе с опытным яхтсменом В. Кувшинским. Этот баркас, лихо ходивший под парусами и в весьма свежую погоду, принимал на борт до 20 молодых мореходов. Подготовка яхтсменов проводилась на высоком уровне. Именно поэтому в яхт-клубе появились такие известные гонщики, как С. Седов, А. Киселев, М. Егоров и первый яхтенный капитан среди женщин — О. Симакова, неоднократно бывшие чемпионами Ленинграда.

Спортивная деятельность определялась ежегодным календарем клубных и городских соревнований и эскадренных плаваний. Основное место занимали тогда именно эскадренные плавания. Во время этих совместных выходов экипажи участвующих в соревнованиях разнотипных судов состязались в выполнении — по сигналу флагмана — различных эволюций, быстроте снятия с якорей и постановке парусов или подходе к берегу. Нередко в программу включались и военизированные упражнения: высадка десанта, стрельба, метание гранат и т. п.

Члены клуба многократно завоевывали первые места в эскадренных плаваниях на «Приз сближения», разыгрываемый между командами яхт-клубов Невской губы. (Картина «Приз сближения» и спасательный круг с фотографией линкора «Марат» — призы, когда-то завоеванные в этих соревнованиях членами Яхт-клуба металлистов, до сих пор украшают помещение Центрального яхт-клуба «Труд» в Ленинграде.)

Группа яхтсменов Яхт-клуба металлистов
Группа яхтсменов Яхт-клуба металлистов

Ходили и за границу. Флагманом и организатором первого заграничного плавания в 1927 г. был И. Васильев. В нескольких таких походах участвовала яхта «Революция».

Район плавания в те годы был ограничен в основном пределами Невской губы, но по специальным разрешениям, которые давались беспрепятственно, ходили и в Луж-скую губу. «За Кронштадт», — говорили мы.

Известен был яхт-клуб и талантливыми конструкторами. Например, Н. Александров — автор проекта известных Л60 и Л100 типа «Ушкуйник», Е. Симаков и A. Киселев — авторы Л4, Л6 и других. Интересно отметить, что если Н. Александров и Е. Симаков были профессионалами-кораблестроителями, то А. Киселев (ставший затем одним из ведущих яхтенных конструкторов нашей страны) по образованию был просто механиком. Увлеченный своим делом, он вкладывал весь свой опыт в разрабатываемые проекты яхт, которые затем вошли в золотой фонд судов советского парусного спорта.

Среди яхтсменов нашего клуба выросли отличные организаторы — в будущем председатели правления других яхт-клубов. Это Н. Попов, Б. Дмитриев и А. Курышев, которые, в частности, способствовали рождению и развитию крупнейшего в стране Центрального яхт-клуба.

Многие члены клуба стали моряками — капитанами дальнего плавания. Среди них можно назвать А. Повелко, А. Кузменкова, B. Огорелышева и др.

Деятельность Яхт-клуба металлистов прекратилась в 1936 г. после его слияния с яхт-клубом ЛГСПС и перевода их на новую акваторию на Петровской косе. Автору статьи приходилось вместе с Н. Людевигом и А. Курышевым участвовать в выборе этого места и разработке первых планов размещения нового клуба. Нужно сказать, что проект яхт-клуба на Петровской косе осуществился в соответствии с идеями Н. Людевига и В. Щепкина. Воплотил его известный архитектор и яхтсмен Н. Никольский.

(с) Год: 1979. Номер журнала «Катера и Яхты»: 80